Якутские прогулки

Съездили с Антоном Р. и Сашей Ж. в Якутию. Организатор охот – Arctic Travel в лице Германа А. Основной объект охоты – якутский Снежный Баран и якутский подвид Лося, дополнительный – Медведь, а также возможно Кабарга, Косуля, Росомаха и др. Теоретически. Практически – съездили в холостую, если не считать массу удовольствия от увиденных новых для всех нас мест, общения с людьми и Природой и, собственно, приобретенного опыта. Признаться, меня сразу насторожило, когда мы все трое не просто вовремя, но даже заранее без «приключений» собрались в аэропорту Домодедово, без очереди прошли регистрацию, мгновенно сдали оружие и благополучно долетели, слегка «набрав для тонуса» в полете. Слишком гладко все начиналось, это не к добру… Местом проведения охоты были определены горы Верхоянского хребта, по берегам впадающего в Лену р.Алдан и его притоков и ручьев. Что теперь можно сказать?

Организация приема. В этом отношении я бы поставил отметку «5». Герман – деловой предприниматель, искренне влюбленный в родную природу Якутии. Хотя, сам он по своей страсти не охотник, а рыбак (что очевидно и из его собственного утверждения, и из всех увиденных фотографий, где соотношение рыбачьих и охотничьих трофеев составляет примерно 90/10), это не мешает ему успешно решать все организаторские вопросы по приему, размещению гостей и улаживанию формальностей с местным руководством всех уровней. Билеты, гостиницы, лицензии, проход транспортных инстанций без очереди, — все решается «по звонку» и под его слово. Вместе с симпатичной супругой Ириной они имеют довольно интересный культурно-этнографический комплекс вблизи Якутска, с рестораном и другими сопутствующими структурами. Неплохо также устроен быт на базовом лагере. Помимо палаток (включая кухонную и столовую) имелся даже полевой душ и почти стационарный санузел. Промашка оказалась с питанием, поскольку сразу предполагалось, что уж на котел-то мы стрельнем сразу и без проблем. Пришлось первых несколько дней питаться макаронами, пока мы не взбунтовались и не потребовали какого-то разнообразия.

Персонал. Помимо самого Германа, лично принимавшего наравне со всеми участие во всех переходах, в лагере делили с нами сосуществование Андрей (единственный из всего состава профессиональный охотник, проведший все свои 37 лет в тайге, облазивший побережье Охотского и Моря Лаптевых и работавший в свое время промысловиком). Энергичный, инициативный, крепкий и «жилистый» физически, он умеет практически все. Однако, как ОРГАНИЗАТОР производства охот, он не имеет должного опыта руководства людьми, старается все делать сам, а типичная для Якутии надежда «на авось» едва не стоила нам крупной неприятности, о которой расскажу позже. Второй егерь Миша при своих 30 годах приобрел негласное прозвище «батарейкин», т.к. готов выполнять любую работу как по лагерю, так и в походе, обладает недюжинно крепким сердцем и выносливым здоровьем, к тому же простецки готов прийти на помощь любому в любой момент. Очень приятный молодой человек. К сожалению, вообще не охотник, его даже тошнит от вида свежего мяса (по его собственным утверждениям) и вследствие этого допускающий иногда тактические просчеты в расстановке приоритетов. Впрочем, относительно легко обучаемый. Третий егерь – представитель коренной народности Игорь, молодой парень, 3 год являющийся охотником, второй раз в жизни в горах и впервые на охоте на барана, самому приходилось стрелять зверя лишь до зайца включительно. С первого нашего дня со стертыми ногами. Его нерадивость и … несообразительность едва не стоили мне жизни, когда мы с ним сутки шарахались вдвоем по горам. Еще были Евгеньич (рыболов, снабжавший нашу компанию свежей рыбкой и, по негласной информации, владелец катера), парнишка лет 18 Вовка (для работы по лагерю, в походы не брали) и повар Лена, выполнявшая свою работу исходя из возможностей и наличия имеющихся в ее распоряжении продуктов.

Материальная часть. Переговоры велись с марта по август. Изначально планировались 4-6 км переходы вокруг лагеря, пешие и конные. Причем, конные проходили особой строкой. Станковых рюкзаков рекомендовалось не брать, только маленькие. Коней, как выяснилось по прибытии на место, оказалось всего три: один годный к использованию, другой со сбитой спиной и третий – молодой необъезженный 4-летка Гошан, строптивый и упрямый. Лошадей и большую часть сбруи, очевидно, купили на нашу предоплату. Но ввиду поднявшейся из-за дождей воды, переправить коней на другой, более перспективный с точки зрения охоты, берег оказалось проблематичным, и поэтому большую часть восхождений пришлось переть на себе, таща все необходимое, кто как сможет (напомню, без станковых рюкзаков). Кроме того, приехали в берцах, а про резиновые сапоги, которые оказались бы весьма кстати, выяснилось только на месте. К чести Андрея и Миши, по возможности они перетаскивали нас через ручьи на закорках, где нельзя было перескакать по камням. По крайней мере, пока все участники экспедиции не промокли и не стало уже все равно. К тому же, Миша согласился поменяться со мной рюкзаками и тащить вместо своего, более-менее приспособленного, мой неуклюжий тюк, предназначавшийся для вьючной лошади. Вообще, не захватили с собой массу нужных вещей (включая, к примеру, водоотталкивающую пропитку, которая оказалась бы более, чем полезной) из-за того, что их необходимость выяснялась уже по ходу движения. Из-за несогласованной координации, можно было, например, узнать, что планируется ночевка в горах, только уже выйдя из лагеря. После нашего напоминания о «конных маршрутах» Гошан был все же за ночь объезжен и поставлен под седло. Но все равно даже на нас троих лошадей не хватало из-за одного травмированного коня, не говоря уже о том, что егеря по-любому шли пешком. Гошан достался мне, поскольку я честно получил несколько уроков верховой езды специально к этому путешествию. Еще в базовом лагере имелось несколько собак, очевидно, в основном для охранных функций

Стратегия. Прилетели в Якутск. Оттуда – местными авиалиниями в Теплый Ключ. Затем 70 км на машине в Хандагу, где пересели на катер на воздушной подушке «Хилус». Около 6 часов езды на катере, с промежуточным незапланированным 2-часовым ремонтом. Ночь в базовом лагере. Первый охотничий день (он оказался единственным солнечным) было решено использовать для пробного похода на 12 км. В горы и обратно. Множество медвежьего и бараньего помета и следов, разной степени свежести. Зверя не видели. На обратном пути Герман взял белку. На следующий день, переправившись катером, подались на восхождение, со всеми хотулями. Поднимались 2 дня, в основном под дождем, с ночевкой под устроенным из пленки наклонным навесом. Хотя вымотались и ноги отваливались, понравилось. Разбили промежуточный лагерь, в виде довольно просторного для 7 человек шалаша из жердей и принесенной с собой пленки. Печка-буржуйка была обнаружена тут же, осталась с предыдущего раза. Лапник, ольховые ветки, пенки-коврики, спальники. Очень хорошо. Однако, на утро ушли пешком налегке, разбившись парами (проводник + охотник), по горам, с ночевкой там же, в них же. Я ночевал на нескольких ветках кедрового стланика под полиэтиленовой пленкой, мокрым ниже пояса (от ходьбы по мокрому стланику под дождем), включая ботинки насквозь, и в мокрой же насквозь же рубашке под гортексовой курточкой. Не заснул ни на минуту. Не понравилось. Но с учетом того, что перед этим 1,5 часа искал своего проводника, бегая по склону по стланику и чуть не остановилось сердце, предпринимать еще что-то в кромешной темноте под проливным дождем не представлялось возможным. Как ни странно, организм в тот момент сгруппировался и я даже не чихнул. Вернулись в промежуточный лагерь. Целый день я не вставал, приходили в себя, только Антон совершил подвиг. Мы были первыми в здешней истории НЕместными охотниками, пришедшими сюда в это время года. Весь следующий день шли назад в базовый лагерь, вниз получилось быстрее и налегке, т.к. часть имущества оставили, поэтому успели за 1 день (около 25 км). Оставшиеся 2 дня провели в конном-таки 30-км маршруте. 1 день – 30 туда, другой день – 30 обратно. Ночевали в брошенной охотничьей избушке, это за все время самое комфортное жилище. Очень красиво. Горное озеро, горы, снежники наверху. Жалко, что дождь. Вернулись в базовый, собираться обратно в Москву. Ждать дальше не имело смысла, прогноз, полученный через спутник, не предвещал ни чего хорошего. В такую погоду баран, имеющий достойную маскировку, практически лежит, забившись в расселины и стланик, а без движения заметить его даже в 500 м мало реально, не говоря уже про 1 км и более. Встреча же с медведем могла случиться только случайно, чисто гипотетически. Лося не видели даже следов (Саша ждал его на природном солонце). Видели свежий след оленя. Таким образом, в общей сложности примерно 7 дней провели, передвигаясь от одного лагеря к другому, в основном с поклажей. Почему нельзя было прийти в какой-либо, пусть промежуточный, но 1, и там охотиться, делая «подскоки» и отдыхая, я так и не понял. Хозяева обескуражены неудачей едва ли не сильнее, чем мы (теперь придется возвращать деньги, к чести Германа, он сам первый завел этот назревший разговор). Видно, хотелось перепробовать все варианты, но это не тот случай, где количество переходит в качество. И получилась ПРОГУЛКА в большей степени, чем собственно охота. И причем, прогулка довольно жесткая для городского охотника, каким большинство из нас является.

Удача. Как уже говорил, идти на катере около 6 часов. Билеты на оба самолета, включая московский, забронированы Германом по спутниковому телефону. Примерно не доходя 500 м по Алдану до предполагаемого места причаливания и в 100 м от берега, у нас заканчивается бензин. Второй бак и запасные – пусты, канистры нет. Течение Алдана довольно быстрое, мы дрейфуем. Наш встречающий приветственно машет нам на берегу рукой, недоумевая, почему мы не пристаем. К счастью, удается докричаться ему, в чем проблема, что нам не хватило 1-2 литра топлива. Вот уже остались позади и Хандага, и топливная база ниже по течению, и мы уже на середине реки. Начинаем вспоминать географию, что Алдан впадает в Лену, а она в свою очередь в море Лаптевых… Вспоминаем про якорь, но он не достает до дна. Хорошо, что есть лебедка, с учетом ее троса якорь наконец начинает скрести по дну, но не за что зацепиться, и мы, чуть замедлившись, продолжаем дрейфовать. С надеждой всматриваемся в пытающуюся выгрести к нам на веслах лодку, но течение очень сильное, и их может просто пронести мимо нас. Когда лодка становится ближе, замечаем, что в ней двое человек. Они гребут изо всех сил, меняясь, по очереди. Причем, когда один гребет, другой… как Вы думаете, чем занимается? Ну, приблизительно? Правильно! Он вычерпывает воду из лодки! Это – Якутия. Хорошо, что люди здесь не вымерли… К счастью, лодка не успела утонуть, и вот уже захвачен носовой конец, лодка привязана к катеру, а люди с долгожданным бензином в ржавеньком бачке для моторки перебираются к нам на борт. Заведется ли катер от разбавленного маслом непонятного бензина (а другого под рукой у них не нашлось)? Хватит ли этих нескольких литров, чтобы теперь, уже изрядно снесенными течением, добраться-таки до поселка, или все повторится в нескольких метрах, не доходя до желанного берега? Успеем ли теперь на самолет? Мотор завелся и мы дошли, правда, не до пристани, а причалив на всякий случай в другом месте, поближе, дабы не искушать судьбу. Но резерв времени исчерпан. Скорее на машину и – мчать! Машина глохнет в 15 км от поселка. Водитель разбирает мотор, ищем искру. Время идет. К счастью, нас подбирает попутная «вахта» и почти вовремя мы прибываем в аэропорт. Хорошо бы по такому случаю выпить водки, но в единственном магазинчике – только пиво и сухарики. Аэропорт с грунтовой полосой, «накопитель» на свежем воздухе, багаж, продажа билетов, регистрация, спецконтроль, сдача оружия, все в одном и том же сараюшке, рядом с которым торчит веер различных антенн. 4-звездочный отель в Якутске после всего этого поражает удобством и комфортом. Правда, уснуть после душа и неправдоподобно чистого махрового халата на белоснежных простынях, не подбрасывая дрова в буржуйку, не вздрагивая от холода и не беспокоясь, высохнут ли на завтра ботинки, удается с большим трудом. Слишком тепло, даже поверх одеяла, слишком… как-то не так… Спасибо Герману, прощальный ужин удался, стол ломился от всех возможных местных деликатесов. Муксун, Нельма, Голец, оленьи языки, фаршированная щука и много-много из того, что пробовалось впервые… Вот и самолет, вот и Москва. Когда самолет остановился, Саша опрометчиво обрадовался. Как выяснилось, якуты забыли загрузить наше оружие, и оно благополучно осталось в дежурке аэропорта. Это мы узнали позже, а поначалу был шанс, что придется искать его теперь в Тикси или еще где-нибудь… Завтра придется еще раз ехать в аэропорт, получать… наверное… Или приключения продолжатся, и гостеприимная якутская земля не хочет с нами расставаться? Или мы все-таки чем-то прогневали местного Байаная? Во всяком случае, память об этом путешествии останется очень надолго.

Выводы. Мнение хозяев однозначное: нам непофартило с погодой. Такого катаклизма за последние годы никто не припомнит уже очень давно. И я с этим мнением согласен, по крайней мере отчасти. Не было бы дождя, баран бы ходил, и даже когда не ходил, ложился бы «загорать» на солнышке, где его тоже в принципе можно разглядеть в бинокли. Да и глядеть в ясную погоду можно гораздо дальше, чем сквозь стену дождя и тумана. А был бы первый баран, была бы и достойная кормежка. И не пришлось бы носиться, как заведенные, по разным распадкам, было бы время и на отдых. Однако, не слишком ли много «натяжек»? Понятно, что когда проводится «товарищеская охота», то не сегодня, так завтра, кого-нибудь, да застрелят. И «когда не надо», можно столкнуться нос к носу и с медведем, и с лосем, и со всеми остальными. И «как правило», бензина раньше всегда хватало. И крепкие, привычные к невзгодам и тяжестям, местные мужички готовы лазить столько, сколько потребуется, а 2 неделями они не ограничены. Все же, на мой взгляд, для коммерческой охоты нужны какие-то более стабильные гарантии, чем «всегда зверь здесь был». Да, он был. И места эти богаты, в принципе, зверем. Но организация, именно организация, самой охоты, а не только цивилизованных мероприятий, должна предполагать как более квалифицированный персонал, так и способность подстраиваться под измененные условия, как случилось в этот раз. В любом случае, думаю, съездить в эти места определенно стоит. Очень там красиво. И воду можно пить прямо из ручья в любом месте. Но, наверное, после того, как все егеря станут профессионалами, лошадей хватит на всех, а на месте каждого временного лагеря встанет хотя бы избушка, как на крайнем нашем маршруте. Я очень люблю экзотику и экстрим. Но экстрим должен быть разумен и оправдан. А Герману – в любом случае мое искреннее спасибо за старание все сделать, как лучше. Кроме того, из этой поездки я немало почерпнул. В т.ч. и касательно внутренних скрытых возможностей своего собственного организма. Если бы мне раньше кто-то сказал, что я заберусь на ТАКУЮ гору, я бы просто не поверил…

Вадим Семашев,

Иркутск, Хандага, вверх по Алдану, 2005 год